Just Frog.
"Дача, как я люблю дачу. Вдали от города. Никогда не любил город. Ведь моя милая Мери всегда любила уделять этому саду большее время." - думал мужчина, уже пожилых лет, сидя на садовых качелях. Солнце светило очень ярко, было так жарко, прямо как в духовке, поэтому он летнее время обычно проводил, прятавшись под навесом на качелях, глядя на водную гладь, самим когда-то выкапанного прудика, специально для нее и для них, самых главных созданий в своей жизни. Неподалеку стоял, специально выставленный на сегодня из бытовки мангал, рядом на подставке, в пластиковой банке магазинное мясо. Если подать свой взгляд чуть дальше, за деревья, вглубь садика, где был стояла небольшая беседка, то там будто все зияло о том, что сегодня особенный день. Был накрыт и стол, даже на на стульях сепциально были подложены подушки, чтобы было мягче сидеть. А то дерево уже отчасти прогнило, стоя на улице. "Говорила же тебе, надо было покупать пластик, а не дерево". Он ничего не менял там с того дня, когда в последний раз увидел свою Мери. Прихватило сердце. Такое бывает у людей пожилого возраста.. - сказала бы она, была бы рядом. Как не прискорбно, но ее больше нет и маленький садик на заднем дворе с огородом уже зароз, а у роз, которые росли возле окон, опали лепестки, да и клумбы заросли сорняками, хотя эти сорняки Мери так любила. Ромашки. Они были буквально везде. Куда не брозь свой взгляд - почти везде можно было увидеть эти маленькие знамения лета. Это из-за того, что их участок находился возле поля, где в огромном количестве они и росли, вот они, как огромная система, расползлись от поля по участку. Немалый, наверное, для них труд. Хотя, это же ромашки. На самом деле это было удачное место во всех смыслах. Уютный сад, красивый вид на лес, всегда чистый воздух. Вдали от города так прекрасно. Если пройти через лес по северной тропинке, то, буквально через десять минут можно выйти к небольшому пляжу. А вместе с ней эти десять минут по лесу могли превращаться в пол часа, в час, три... Ведь они так любили это место и всегда выбирали тропинку, что вела, вдоль берега реки.
Но через год, нельзя было уже любоваться закатом. Потому что вскоре, в их жизнь вмешались приятнейшие для них обстоятельства. Через несколько месяцев, по велению чуда, небеса должны были подарить им двух ангелов. Мари носила их души в себе девять месяцев неделю и два дня, пока двое ангелочков смогли появиться на радость ей и ему. После выписки из роддома, Мери и ангелочки тут же поехали обратно, домой, где их ждало еще много сюрпризов от любимого папочки. Вот тогда он и решил выкопать этот прудик. Пока Мери находилась в больнице, он решил сделать своими руками еще и две кроватки с прутьями, вырубленными из леса неподалеку, самим им..

Так он и сидел второй день с самого утра, в воспоминаниях, не смея даже сомкнуть глаз. Да и не хотелось. Так он встретил свои два последних восхода и теперь уже, через минуту будет по счету второй закат...Он закрыл глаза, прокручивая в голове главные воспоминания в своей жизни. Как в первый раз он научил Лешу кататься на роликах, как в первый раз показал Мегги, как пускать воздушный змей.. Как впервые повел своих детей в школу, как возил их в соседнюю деревню.. и как на свет появился еще один его любимый ангелок.. Алексий..он большее время уделял ему, как самому маленькому, требовавшему заботы..так что если начать рассказывать, как и сколько они провели вместе, то можно и правда растянуть на целых двадцать, а то и тридцать лет. Так много воспоминаний, требовавших детальных объяснений, иначе весь смысл и не понять. Взять хоть историю про красного бычка, или, как они ходили на рыбалку..слишком много приятных моментов, которые не хотелось бы упускать. Хотя некоторые вещи можно уложить и в маленький рассказ, но это будет, как рассказ про обычную прогулку, обычную потерявшуюся игрушку. Хотя. Знаете. Даже порой целую жизнь можно описать в нескольких словах. И останется после тебя лишь пару строк в биографии. Ну вот уже стемнело..свет погас, а через два часа вновь должны были зажечься фонари. Он сомкнул веки, засыпая. И все равно ему продолжали слышаться детские, знакомые до боли голоса, звонко смеющиеся и кричащие давно уже приевшуюся ему кличку. "Папа".
Все закончилось.

Прихватило сердце. Такое бывает у людей его возраста.